Previous Entry Share Next Entry
Театр в моей жизни
ingermann
Это не мемуары, а, скорее, для себя самого, для памяти. Сейчас в театр не хожу, но столько всего видел! Вот сижу, вспоминаю... Где-то хранятся программки спектаклей, материальные ценности, так сказать: можно сидеть часами, и вспоминать...Тем, кто не видел, наверное, дальше читать не стОит. Повторяю: это я для себя. Итак...
 Видел спектакли Георгия Товстоногова (БДТ, но уже поздний: "История лошади" с Е. Лебедевым, "Цена" с В. Стрежельчиком, "Три мешка сорной пшеницы" с О. Борисовым, даже на "Перечитывая заново" о ленине, я, подросток-диссидент, плакал! Вот что значит сила искусства!)
Театр на Таганке Юрия Любимова - яркий, сильный, талантливый, поэтический; видел около 15 спектаклей периода запрета театра (к сожалению, уже после Высоцкого) - "Дом на набережной", "10 дней, которые потрясли мир", "Три сестры", "Мастер и Маргарита".
Событием для меня был спектакль "Серсо" Анатолия Васильева.
Помню спектакли Захаровского Ленкома, и самый сильный - "Поминальная молитва" с Е. Леоновым, А. Абдуловым, Т. Пельтцер... Ранний Някрошюс: "пиросмани", "Квадрат", Дядя Ваня".
Спектакли Тбилисского театра имени Руставели под руководством Роберта Стуруа - поразительно, как ложатся Брехт и Шекспир на грузинский темперамент!
Смотрел спектакли Льва Додина - "Дом", это уже классика.
И ещё один спектакль, который помнят только знатоки - "Немая сцена" Сергея Дрейдена, это было феноменально, Михаил Чехов нашего времени! И с ним же - "Мрамор" Бродского.
Видел ещё много чего интересного, но - оно малоизвестно. Вообще, театр - это мимолётное искусство, "рисунки на песке", как сказал Михаил Козаков. Всё ушло, но в моей душе - осталось. Может, то немногое хорошее, что есть во мне, - благодаря театру?

  • 1
Здравствуйте! Ваша запись попала в топ-25 популярных записей LiveJournal северного региона. Подробнее о рейтинге читайте в Справке.

ПРО ГАМЛЕТА - ЯЗЫКОМ УЛИЦЫ

ПРО ГАМЛЕТА - ЯЗЫКОМ УЛИЦЫ
Шел Силверстайн, 1930-1999

Франческо с Бернардо дворец охраняют,
Оперлись на копья, изрядно зевают;
Опрокинули фляжку, другую тайком,
Как слышится вдруг: чух-чух да чух-чух -
В регалиях полных явилось в ночи привиденье,
И ржавые латы бряцают на нем.
Они: «Эй, мистер, не вы ли покойный король?»
А тот им в ответ ничего – чистый ноль,
Только слышно: чух-чух да чух-чух.
Тогда говорит тут один из них двух:
«Сходи к принцу Гамлету, чтобы понять, -
Пускай разбирается, что за херня.»

Пришел этот к Гамлету и говорит: «Эй, мистер Принц,
Призрак покойника нам с другом явился порою ночной.
Чудной он какой-то, как гризли весь грозный и злой;
Нет, в Дании чем-то воняет – не вашим папашей?»
На что ему Гамлет: «Уверен, что был это папа?
Он сед? А лысину видно под шляпой?
Глаза голубы и бесстрашны – узнать бы не худо?
Наколка была на руке: НЕ ЗАБУДУ ГЕРТРУДУ?

И т.д.

Re: ПРО ГАМЛЕТА - ЯЗЫКОМ УЛИЦЫ

Забавно!

АЛЕКСАНДР БЛОК
Давид Ст. Джон, р. 1949

Вьюжной ночью одной улыбнулись мне русские боги
И я приглашён был к обеду
Семейством российских учёных.
Он – известный знаток Пастернака,
Она – спец полномочный по творчеству Блока.
Мы длинный вели разговор,
Который поддерживал я, подливая вина,
Чтоб не терялась его глубина.
И так я проник в историю прошлого века,
Что еле удалось надеть мне пальто -
Купил его как-то в Венеции, в лавке дешёвой, -
В тот вечер мне чёрною тенью казалось оно,
Готовой растаять безвестно в ночи,
Хоть было достаточно снежно в предместьях Нью-Йорка.

Что там Петербург иль Москва, что мрачные все времена!
Но каждому, кто наблюдал, как домой добирался,
Воскресшей лирической тенью я, верно, казался.

Черновой перевод: 2016-02-03
David St. John is the author of over ten collections of poetry, including Study for the World’s Body: New and Selected Poems (Perennial, 1994), which was a finalist for the National Book Award.

Re: ПРО БЛОКА

Очень хорошо!

Re: ПРО БЛОКА

Поощрение столь же необходимо гению, сколь канифоль смычку виртуоза. (К.Прутков)

НЕ ТОЛЬКО ПРО НИХ

В ПЯТЬДЕСЯТ
(Из Роберта Фроста)

Учителя были стары, а я совсем мал -
Огнь души я на ФОРМУ менял.
И, холодея, страдал как остывший металл;
Умнее чтоб стать, ПРОШЕДШЕЕ я изучал.

Учителя теперь юны, а сам я стал стар:
«Что форм не нашло, надо бить, не чинить».
Устал я от лекций таких, швов некуда больше ложить.
Узнаю я у них, молодых, как БУДЕМ жить.

Черновой перевод

Edited at 2016-02-04 06:52 pm (UTC)

(Deleted comment)
Нет, есть ещё те, на кого сводил бы своих детей. Покупал им билеты на Сергея Дрейдена, на Сергея Юрского, на легенду цирка Олега Попова.

(Deleted comment)
А Зельдин ещё ого-го! И Дрейден на 75-м году жизни - моложе меня! Иногда идёшь по Питеру, а он мимо на велосипеде проезжает! А вот третьего дня я его в автобусе встретил - гений! Глаза прищуренные, весёлые, добрые! И играет, и полон творческих планов!

СОНЕТ 2
Алиса Нотли

Недавно ушедшая Грейс Аллен светлой артисткой была,
В том смысле, что комедианткой блестящей слыла;
Мужа иронически звал поведенье её нелогичною логикой -
Но обожал и наш синтаксис и неожиданный смех.

Джордж Бёрнс звали неброского, умного этого мужчину;
Актёров подбирал для театра, писал скетчи и пьесы,
Собирал анекдоты. Длился союз их, как порой
Позволяет судьба, тридцать восемь лет прежде, чем Грейс умерла.

В пятьдесят Грейс внезапно узнала, что есть в груди сердце;
Джорджа звала обычно, когда оно начинало мерцать.
Джордж за руку держал, пока сердце смирялось, и давал ей таблетку -
Уходило на это немало минут и таблеток.

По законам сюжета, всё, что кончается, сцену покинуть должно;
И однажды сердце у Грейс остановилось навечно.
В это не в силах поверить, Джордж заявил так врачу:
«Но у меня ведь осталась ещё целая уйма таблеток!».

Черновой перевод: 2016-02-07
Alice Notley, "Sonnet" from «Grave of Light»: New and Selected Poems 1970-2005.

Немая сцена. Отголосок гениального спектакля

Пользователь lostus сослался на вашу запись в своей записи «Немая сцена. Отголосок гениального спектакля» в контексте: [...] как рисунки на песке, их передать или сохранить невозможно. Я уже писал о том, что видел когда-либо [...]

Немая сцена. Отголосок гениального спектакля

Пользователь vuoriensaari сослался на вашу запись в своей записи «Немая сцена. Отголосок гениального спектакля» в контексте: [...] как рисунки на песке, их передать или сохранить невозможно. Я уже писал о том, что видел когда-либо [...]

  • 1
?

Log in

No account? Create an account