Previous Entry Share Next Entry
Постпасхальное
ingermann
Как мы тут давеча определили, вера должна быть в сердце, а не в яйцах. Но красят, дерутся за куличи, распинают и распинаются, готовы морды ближнему своему отфигачить за скрепы и духовность, уничтожить тех, кто "не с нами, а против нас". Но я всё меньше и меньше верю, и всё больше и больше хочу поверить:
Пасха, Воскресение Христово… Но что делать, если внутри себя Воскресения нет, не чувствуешь его? Яйца красить? Вот неделю страстнУю ощущаешь, причём чуть ли не постоянно, а вот Рождества нет, и нет Воскресения. Господи…
Стыло чего-то на душе. Стыло и холодно. К одиночеству привыкаешь, а вот к холоду – нет.
Отче наш… Имя твоё святится, да всё равно холодно. И холодно не только телу бренному, но и душе – холодно тоже. Нестерпимо холодно. Может, потому что Царствие Твоё не пришло?.. Или воли нету. Твоей или моей? Хлеб насущный вроде бы пока есть. Долги наши, грехи наши… Да и что считать грехом, если столько бед в мире творится Именем Твоим и вроде как с добром и от душ людских? Искушений всё больше и больше, а лукавые кругом все – боязно… И - Аминь, - но говоришь как-то недоверчиво вздыхая, и скорее машинально.


  • 1
Здравствуйте! Ваша запись попала в топ-25 популярных записей LiveJournal северного региона. Подробнее о рейтинге читайте в Справке.

А человек вообще изначально одинок - но не сразу это понимает - ничто не даётся ему навсегда. Поэтому постоянно пытается не прийти к себе, а осчастливиться другим и другими. Навсегда с человеком может быть только Бог, но не в виде иконы, священника или обрядов, конечно.

Но и в полном одиночестве тяжело, особенно тяжело привыкнуть, когда всю жизнь старался для других.

А кто обещал, что будет легко)
А если серьёзно, то ведь можно стараться для других, но быть одиноким. Одно другому не мешает, а просто отвлекает от этих мыслей.
Но, конечно, всё хорошо в меру: и одиночество, и общение.

Давно заметил такую вещь: людей воспринимают часто не такими, какие они есть, а такими, какими их хотят видеть - отсюда, мне кажется, возникают часто проблемы. Как совсем смешной пример: мой сосед-сталинист (из раскулаченных, кстати, пострадал вся его семья от усатого) очень любит прийти ко мне поговорить о том, что, мол, сталина не хватает, что, мол, путин тоже молодца... И ждёт от меня слов каких-то, и спорить с 82-летним неплохим человеком как-то не очень... И так - во всём: ты хочешь одно, а люди хотят диаметрально противоположное.

Мало того, люди сами хотят казаться не такими, как есть. И от этого тоже много бед.
А ещё мешает желание переделать, перевоспитать)

ПРО ОДИНОЧЕСТВО

Одиночество
(Фанни Хоув, род. 1940)

Одиночество - не случайность, но оно и не твой выбор.
Это незваный и нежеланный попутчик.
Оно появляется рядом, когда ты не понимаешь, что
Совершённый тобой поступок будет иметь последствия.
Не жди от него ничего хорошего, даже если тебе кажется,
Что оно является обязательной составной частью твоего мира.
Оно берёт тебя под руку и шагает сбоку. Оно ложится
Спать рядом с тобой. Сидит рядом. Хоть оно мрачно как тень,
Но сущность его знакома и реальна.
Оно плывёт за тобой или раскачивается на стуле напротив.
Оно всходит следом на паром и опирается рядом на перила в мотеле.

В результате одиночества ничего хорошего никогда не происходит.
Все изъяны в твоём характере остаются на месте. Как и прежде, ты
Встречаешься с друзьями и отлично проводишь время с ними,
Но как только оно призывает тебя, ты должна уходить.
Оно зовёт тебя настоятельно. И ты послушно поднимаешься по лестнице,
Сдвигаешь в сторону стопку книг, свои записи, чтобы дать ему знать, что ты
Вернулась к нему, а конец – делу венец.
Если проигнорировать этот призыв, то начинает казаться, что ты
Немедленно погрузишься в глубокую печаль, станешь вялой и беспомощной.

У одиночества мало чему можно научиться. Оно тянет
Назад, тянет вниз.

Это что-то вроде клятвы, которую ты не давала, но свято блюдёшь:
«Я хочу домой сейчас и отныне всегда оставаться одной».

После такого, одиночество сопровождает тебя повсюду -
В аэропорту, на вокзале, на автобусной остановке, в кино, в кафе,
В самолёте, в такси, в незнакомых помещениях и
Офисах, в классной комнате или библиотеке; похожее на привычку,
Оно везде привычно болтается поблизости.
Но одиночество это не привычка, и его не замечает никто.

Оно твоя обязанность и твой компаньон, живущий за твой счёт.
Ты остаёшься верной ему, потому что оно - единственное обещание,
Данное самой себе, хоть и абсолютно бессмысленное.

Годами позже, если до тебя дойдёт наконец, что это ты сама его избрала,
Захочешь ли ты от него избавиться?
А чем его заменишь?
Заменить его нечем; сказать ему «Прощай!» было бы
Слишком неловко и затруднительно.
Почему?
И ты начинаешь плакать.
Потому что одиночество и стыд это почти одно и то же.
Прежде всего, стыд за то, что ты существуешь. Стыдно, что
Тебя все замечают, что ты занимаешь место под солнцем, что ты дышишь,
Что спишь одна на целой кровати, что просишь других поделиться с тобой.

Одиночество так похоже на стыд; всегда кажется,
Что тебе нужно провести с ним ещё немного времени.

From Second Childhood (Graywolf Press, 2014) by Fanny Howe.
Перевод: 2015-04-08
The author of more than twenty books of poetry and prose, Fanny Howe received the 2001 Lenore Marshall Poetry Prize for her collection Selected Poems.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account